Хочешь, съездим в заброшенный корпус психологического диспансера?

Госпиталь Санта Мария да Пунища (Santa María de Punilla ) расположен в часе езды от Кордобы, рядом с городом Коскин. Это красивое здание видно даже  с дороги: На входе нет ни забора, ни охраны, только дорога, проходящая сквозь красивую аллею. Ощущение спокойствия, безмятежности. Под ногами шуршат оранжевые листья. Не могу отвязаться от мысли, что все это напоминает декорации к классическому фильму ужасов. На территории почти никого нет, только изредка проезжают машины. Пациентов, как и врачей, не видно. Многие корпуса отреставрированы и работают до сих пор, однако есть и один заброшенный. Вот туда мы и направляемся.

На пути появляется охранник в штатском и говорит, что дальше нельзя без разрешения администрации. Тут я приунываю и понимаю, что нашему путешествию подошёл конец и мы обречённо бредём к домику администрации. Спрашиваем у первой попавшейся женщины, сможем ли мы пофотографировать старый корпус. С этим вопросом она подошла к директору больницы и он ДАЛ РАЗРЕШЕНИЕ на съёмку при условии, что мы не будем снимать пациентов. Охранника уже не было на посту, так что доложить о полученном разрешении было некому. В заброшенных местах, наполненных молчанием и одиночеством, всегда возникает ностальгия. Перед глазами появляются образы прошлого: здания, наполненные жизнью, люди, приходящие каждый день на работу. Контраст между тем, что было и тем, что есть ощущается особенно сильно, если перед посещением интересного места узнать его историю.

¿Quién vivió, quién vivió en estas casas de ayer?

¡Viejas casas que el tiempo bronceó!

Patios viejos, color de humedad

В середине 19 века лучшие медики пытались найти способы побороть туберкулёз (или чахотку, как раньше называли болезнь). Когда выяснилось, что хороший климат, солнце и чистый воздух работают недостаточно эффективно, по всему миру «в здоровых регионах» начали появляться лечебницы. Именно так и возникала Климатическая станция и госпиталь Санта-Мария-де-Пунища, одно из самых значительных учреждений подобного типа в Латинской Америке.

Вдалеке от крупных городов на отшибе небольшой деревни, почти на склонах гор, в 1900 году был построен госпиталь, в котором доктор Родригез начал на свой страх и риск лечить туберкулёзных больных. Это была отчаянная попытка избежать смерти, контролировать заражённых и препятствовать распространению инфекции.

DSCF0570a[1]

Жизнь пациентов была не сахар. Мучения, горе и смерть всегда были рядом я являлись частью обыденной жизни госпиталя.

007

Улыбки пациентов и уверенные взгляды врачей только увеличивают ощущение тревожности и бессилия. В те времена более половины смертей в регионе были от туберкулёза.

В 1968 году, оставаясь как и прежде удалённым от цивилизации, госпиталь начинает заниматься психическим здоровьем и понемногу превращается в психиатрическую клинику, чем и является до сих пор.

Во времена военной диктатуры в госпиталь ссылались несогласные и неугодные власти.

Мёртвое и живое существует рядом. Все местные поговаривают и призраках, духах и блуждающих психов из прошлого. Через несколько минут становится понятно почему. Здание постоянно издаёт звуки.

Скрип рассохшихся деревянных лестниц

стоны пациентов, хлопающие от ветра двери, шорох птиц под потолком ни на секунду не умолкают. Под ногами шуршат листья. Дом находится в постоянном движении, он живой.

С балконов, где пациенты принимали солнечные ванны, открываются дивные виды.

Здание больницы сейчас: Мы тут явно не единственные гости:

Подвал: Чердак: Двери и галереи сводили меня с ума: Мелиса рассказывает о своей бабушке, которая лежала тут с шизофренией. Мы устраиваемся перед входом поесть эмпанадас и попить матэ. Подъехал охранник и сказал, что нам пора уходить и вообще ту небезопасно: по территории свободно гуляют больные, некоторые из них совершили преступления и их признали невменяемым, отправив вместо тюрьмы в лечебницу.   На территории ни одного охранника. Шлагбаум поднят. Забора никакого нет. Нам официально разрешили находиться тут с камера, а под боком разгуливают маньяки и серийные убийцы? Мы не поверили и сидели дальше, пока не закончились эмпанадас и варёная кукуруза. На горизонте появился ещё один охранник и мы пошли к выходу.